Грозит ли кризис украинскому Бахусу?

Ирина Прокопенко

Розница шепчет.

Розничные сети пока не делают окончательных выводов о том, что ждет украинский рынок вина. Предпраздничные-праздничные-послепраздничные месяцы — не показатель. Но в целом винного коллапса они не ждут. Только винные полки уже выглядят несколько иначе, чем до кризиса — вин класса «премиум» становится меньше, исчезает потихоньку импорт. А дешевые и средние вина, напротив, отвоевывают место в корзинках потребителей.

Виноделы строят сейчас свою политику во многом под диктовку розницы. Оте­чественное вино стало снова популярным, выиграв в цене за счет валютного курса, к тому же иностранцы не делают крепленых вин. А крепленые вина дешевле и, так сказать, «эффектнее», что, согласитесь (как это ни печально), в кризис — немаловажное достоинство.

Что касается коньяков, то их стали пить намного меньше. Отечественный коньяк находится в том же ценовом сегменте, что и премиальные водки, а весь «премиум» сейчас в загоне. Ряд предприятий даже приостановил производство коньяков. Правда, ТМ «Таврия» пока удается сохранять прошлогодние темпы.

В целом же виноделы сейчас готовы пойти навстречу потребителю, учтя снижение уровня жизни. Все предприятия полного цикла, которые располагают своими виноградниками, заводами, эксклюзивными технологиями (их еще называют «серьезными виноделами»), несколько меняют маркетинговую политику, и у них есть для этого возможности и ресурсы. Они стараются увеличить эффективность производства, экономить на логистике, ужать рекламные бюджеты. Таким образом, держать цену за литр столового вина удается в пределах 30-40 грн. И, как утверждают виноделы, все, что стоит меньше 8 грн за бутылку, — скорее всего, суррогат, потому что выдержать технологию натурального вина за такие деньги невозможно. Поэтому и поступают от производителей предложения о том, как обезопасить украинский рынок от фальсификата. Так, виноделы «Шабо» готовы не только наращивать объемы производства и удерживать цены на вино на доступном для потребителей уровне, но и всячески пропагандировать культуру виноделия и пития. Например, действует «Центр культуры вина ШАБО», где продавцов и потребителей знакомят с технологиями производства и проводят дегустации. Производители вин «Шабо» считают, что действенный метод борьбы с нелегальной продукцией — паспортизация винодельческих хозяйств. И это на сегодняшний день сверхактуально. Именно на это должны обратить внимание наши чиновники.

Еще один, на наш взгляд, довольно эффективный вариант борьбы с недобросовестной продукцией озвучил Геннадий Довгань, руководитель категории «Вино» Первого национального винодельческого холдинга (вина TM «INKERMAN», коньяки ТМ «Таврия», ТМ «Георгиевский», TM «ALeXX»). Дело в том, что, в отличие от водки и коньяка, на вино сейчас законодательно не закреплены допустимые минимальные розничные цены. Это, особенно в нынешних условиях, просто раздолье для поставщиков некачественной продукции. Поэтому, по мнению Геннадия Довганя, необходимо зафиксировать минимальные розничные цены на вино на уровне 12-14 грн за бутылку. Эта мера, по мнению эксперта, “не позволит недобросовестным производителям эксплуатировать кризисную тему для продвижения своей продукции”. А пока, по ряду экспертных оценок, как минимум каждая четвертая бутылка вина, выпущенная в Украине, — подделка.

И все же украинский средний класс, который успел-таки несколько вырисоваться в промежутках между кризисами, стал постоянным ценителем вина среднего ценового сегмента (30-50 грн за бутылку). И он уже не захочет лишить себя наслаждения от бутылочки марочного вина с ярким букетом. Он отдавал и отдает предпочтение, скажем, винам уровня ТМ «Шабо» или TM «INKERMAN». Качественное вино, в отличие от пива, все-таки более торжественный напиток, и его будут по-прежнему потреблять по случаю. Как пояснила Жанна Никитина, заместитель генерального директора по маркетингу ООО « Промышленно- торговая компания ШАБО». «кризис внесет определенные коррективы — потребление «статусной» продукции, продукции премиум-сегмента может сократиться. Однако от потребления отечественных вин, таких, как «Шабо», потребитель не откажется». То же подтверждают другие производители. Например, несмотря на кризис, продажи вин «INKERMAN» в январе 2009 г. выросли на 68% по сравнению с тем же периодом прошлого года. А ведь это далеко не самое дешевое вино — оно производится по классической технологии, выдерживается в дубовых бочках. Так что производителям вина полного цикла кризиса не стоит бояться. У них свои виноградники, поэтому они могут для поддержания бизнеса, скажем, продавать сырье. А вот мелким и новым брендам, которые планировали закупать лозу за валюту или импортировать сырье, придется туговато. Для них неизбежны слияния и смены собственников.

А еще нашим крупным производителям оказалось только на руку то, что украинский потребитель среднего достатка успел за полгода со времени вступления страны в ВТО распробовать самое разное импортное вино. Потребителя приучили к качественному напитку. Правда, эксперты писали тогда некрологи отечественному виноделию. Но случился кризис, который стал крутой реанимационной мерой.

Импорт умер, да здравствует импорт?

Напомним, что большинство импортеров вина с 1 июля прошлого года снизили цены на свою продукцию. Это было связано со вступлением Украины в ВТО и снижением ввозных пошлин на алкоголь.

Цена бутылки вина из Чили или французского шампанского снизилась в среднем на 10-15 грн. Уменьшились цены и на итальянские и испанские вина. Мария Сайфудинова, директор по маркетингу компании « Винфорт». занимающейся импортом вина, утверждает: «Если чилийские вина стоили до вступления в ВТО 56 грн, то потом их цена опустилась до 37 грн». Эксперты тогда не ошиблись с прогнозами насчет вин Нового света: сильно выросла популярность чилийских и аргентинских напитков среди украинцев. По цене 30-40 грн за бутылку импортное вино покупали с удовольствием. Чуть дороже стоили французские и итальянские вина, но тут соотечественники готовы были переплачивать просто за «бренд» «Франция» или «Италия». Импортеры тогда, потирая руки, посмеивались: ну как украинское вино может стоить дороже импортного. Вон в Европе столовое вино всего по 2 евро. Правда, они не договаривали, что в Европе государство дотирует винный бизнес в размере 1 евро за каждую бутылку столового вина.

У нас с господдержкой производства вина все не совсем так. В свое время Верховная Рада инициировала отсрочку введения новых пошлин после вступления в ВТО до 1 января 2009 года, однако Виктор Ющенко ветировал этот закон. В результате пошлина на вино снизилась с 2 до 0,3 евро, а на коньяк, джин и другие крепкие алкогольные напитки — с 7,5 до 3,5 евро за 1 литр. Теперь ассоциация «Виноградари и виноделы Украины» выступает против отмены правительством однопроцентного сбора на развитие виноградарства, садоводства и виноделия. Они просят продлить действие соответствующей государственной программы до 2013 года. Для отрасли потеря этой субсидии весьма ощутима. Только за последний год государством на насаждение новых виноградников было выделено почти 500 млн грн за счет этого сбора (напомним, он взимался со всех реализуемых в Украине алкогольных напитков и пива, в том числе импортных).

Увы, пока власть виноделов не слышит. Неудивительно, что из года в год производство столовых вин в Украине сокращается, поскольку украинцы все больше отдают предпочтение винам крепленым (более дешевым). В кризис эта тенденция будет только усиливаться.

А, например, в России, наоборот, стали всячески продвигать виноделие. Там — те же проблемы с кризисом, засильем пива и огромным количеством суррогата в пакетиках дешевле 60 руб. (10 грн). Тем не менее, введен закон «О винограде и вине», которым предусмотрена политика протекционизма для российских натуральных вин. Министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев утверждает, что и в дальнейшем Москва будет отдавать приоритет развитию собственной виноградарской базы в Краснодарском крае и Ростовской области и добиваться снижения объемов импорта. Для импортных же вин будет установлена еще более жесткая система контроля качества.

В Украине, повторим, импорт пока задавлен падением курса гривны. Но, говорят, импортеры уже готовят ответный удар — собираются любыми усилиями удержать украинский рынок и готовы снизить цену за бутылку вина до уровня украинских производителей. Впрочем, не будем о грустном.

Пока у украинского виноделия за счет кризиса появились шансы.