Вино "Кагор"

Предположим, кагор. Сладкое крепленое вино густо - красного цвета, атеистам —дижестив, православным —причастие. Кровь Христова, страшное же дело, если задуматься, но не будем обсуждать церковные обряды, это всегда чревато. Однако если отвлечься от таинств и церемоний, кагор —просто вино. Вернее, два совершенно разных вина.

Лекарственное средство

У знаменитого своими виноградниками Бордо есть сосед, провинция Каор, тоже вполне себе винодельческий регион. Там они все такие, куда ни погляди. Так вот в Каоре тоже производили вино, и весьма интересное —"черное", то есть очень, очень густо - красное. Такой цвет достигался правильным выбором сорта винограда, а также специфической технологией подготовки сусла, но об этом чуть позже. Итак, Бордо в качестве соседа каорцам был хуже керосину. У ушлых бордоских граждан имелись королевские привилегии, благодаря чему местный речной порт сперва отгружал бордоские клареты, которые бойко шли и на экспорт, и для внутреннего потребления, а остальным винам приходилось ждать своей очереди —и часто не дожидаться. Нужно было срочно что-то делать, и хитрые каорские виноделы нашли лазейку. Привилегиями при отгрузке пользовались также вина и напитки, признанные лечебными. Как заинтересованные лица умудрились провести свой план в жизнь, за давностью лет неопределимо —скорее всего, был найден подход к тогдашнему г-ну Онищенко, да и докторам - аптекарям был предложен процентик. Только позитивное воздействие каорских вин на организм вдруг стало очевидным всему свету. Особенно хороши они оказались для печени. И тут, сами понимаете, дело пошло. Сильные мира сего не могли упустить прекрасный шанс поправить пошатнувшееся из-за разгульного образа жизни здоровье, при этом ни на шаг от этого образа не отступая.

Однако давайте признаем —вина и впрямь были хороши, иначе никто не стал бы их пить даже по рецепту.

Обрядовое средство

Теперь давайте окинем взором родные просторы. Видали, сколько церквей? Неисчислимое множество. И каждой для проведения обряда причастия требуется изрядное количество красного вина, которое в России тогда не производилось. Вино нужно было импортировать, и выбор пал на каор: то ли из-за насыщенного кровавого цвета, то ли из-за пресловутых целебных свойств, то ли местные жители были особенно убедительны и приняли русскую церковную делегацию по высшему разряду, с блекджеком и. в смысле с хором монашек и всем уважением. Так или иначе, делегаты подписали договор о поставках, но поставили одно условие: вино должно быть сладким. А то, мол, нам приходится разбавлять вашу кислятину сахарной водой, что хлопотно. А не подсластишь —прихожане морщатся, дети же так и вовсе плюются, что нехорошо с любой точки зрения —как эзотерической, так и гигиенической. Плох тот негоциант, который позволит культурным различиям встать между ним и хорошей сделкой, так что для российских потребителей стали поставлять крепленые сладкие вина, тем более что они хорошо переносят транспортировку. И так продолжалось до конца XIX века, когда на Францию напала виноградожорка - филоксера, ну и съела почти все виноградники подчистую. А обряд не ждет! Пришлось России переходить на внутренние ресурсы. Которые к тому времени уже были.

Домашнее средство

Так в Крыму и стали производить кагор —совершенно другой напиток, изрядно отличающийся от своего французского предка. В сущности, его изначально делают как вино крепленое десертное и потому берут самые сахаристые сорта винограда, и даже иногда подызюмливают его на лозе, чтобы довести уровень сахара до высот немыслимых. Потом виноград давят и подогревают, чтобы добиться цвета, потом брожение. и наконец в вино добавляют спирт и сахар, чтобы получить то, что мы имеем сейчас. И это, в общем - то, неплохо, даже если отвлечься от ритуальных ассоциаций —такое приятное десертное вино, много не выпьешь, но много и не надо. Однако к оригиналу оно имеет весьма опосредованное отношение, и это даже хорошо. Ассимилировалось. За это и выпьем!